SINCE 1860

Как Киев собирал пригородные части в одно целое
solomenka
Соломенка известна в качестве киевского предместья с 1830-х годов. В те времена это была слободка, на которой стояли крытые соломой лачуги (отсюда и название местности), принадлежавшие крепостным Киево-Печерской лавры, отставным солдатам и малоимущим людям. В 1858 году часть Соломенки присоединили к Киеву как компенсацию за земли, отобранные у города при строительстве Новой Печерской крепости

В 1860-е годы население предместья начало быстро расти. Этому способствовало строительство в долине реки Лыбедь железной дороги. Вначале жителями Соломенки стали киевляне, у которых отобрали землю под прокладку железнодорожного полотна. Затем здесь поселились ремонтники открывшихся вагонных и паровозных мастерских.
Так возникла Железнодорожная колония – один из первых в Российской империи рабочих поселков, отличавшийся комплексной застройкой жилых и культурно-бытовых объектов.
Например, в колонии построили, помимо производственных зданий, приют для детей-сирот имени императора Александра III. Одним из воспитанников этого заведения оказался Анатолий Петрицкий – будущий классик украинской живописи. Сын делопроизводителя на Юго-Западной железной дороге, он рано осиротел.
Еще один объект здешнего «соцкультбыта» – больница для работников Юго-Западной «железки», где в хирургическом отделении работал фельдшером бесшабашный молодой человек Павел Губенко. Впоследствии он стал популярным писателем-юмористом, взяв забавный псевдоним Остап Вишня.

Известный певец и композитор Александр Вертинский также был связан с Железнодорожной колонией на Соломенке. «Наша последняя киевская квартира находилась в Железнодорожной колонии, за вокзалом, – вспоминает он. – Надо было перейти железнодорожные пути, и вы оказывались в маленьком городке с одноэтажными домиками, окруженными цветущими палисадниками… Дядя мой заведовал вагонным цехом. Ему по должности полагалась казенная квартирка из пяти комнат, с ванной и кухней, с верандой, выходящей в небольшой садик. В саду были несколько старых деревьев, выкрашенная в зеленый цвет беседка, а вдоль невысокого забора стояли серебристые украинские тополя».

Скоростной паровоз

Соломенке принадлежит любопытный приоритет. В 1879 году главным инженером службы подвижного состава Юго-Западной железной дороги назначили Александра Бородина. На базе вверенных ему железнодорожных мастерских он создал первую в мире стационарную лабораторию по испытанию паровозов.
Кроме того, по проекту главного инженера был построен паровоз серии «П» с четырехцилиндровой машиной тандем-компаунд. Бородин сконструировал один из самых быстрых паровозов своего времени: на участке Киев–Козятин его детище с 12 прицепными вагонами развило скорость до 93 верст в час (около 100 км/ч)!
Железная дорога разделила Соломенку на Нижнюю (вдоль реки Лыбедь и железнодорожного полотна, ныне – промзона) и Верхнюю (по обе стороны современной улицы Митрополита Василия Липковского, до апреля 2012 года – Урицкого).

В 1874 году на обеих Соломенках проживало 3910 человек, насчитывалось 379 домов, из них 76 – землянок и мазанок, и лишь один дом был каменным. Из 212 дворов только 36 имели колодцы.
В январе 1901-го Сенат в Петербурге постановил отделить Верхнюю Соломенку от Киева, и слободка превратилась в самостоятельный населенный пункт. Лишь в 1910 году вся Соломенка полностью вошла в городскую черту.

В том же 1910-м на Верхней Соломенке, в усадьбе Михаила Стрекалова, поселился будущий классик украинской литературы Степан Васильченко, тогда 32-летний новеллист и драматург. «Я живу в конце города, в хорошем месте, в саду возле Кадетского гая, – пишет он. – Комната просторная. Адрес: Соломенка, Новая улица, дом № 22, усадьба Стрекаловых. Это недалеко от станции».
Местность, в которой обитал писатель, называли Стрекаловкой – по имени владельца усадьбы. На современной карте Киева это улица Патриарха Мстислава Скрипника (до 2016 года – улица Островского), в ста метрах от Покровской церкви.
У Михаила Стрекалова была великолепная домашняя библиотека, настолько большая, что при советской власти ее превратили в районную библиотеку. Наверняка Васильченко пользовался книгами хозяина усадьбы. Именно на Соломенке писатель создал ряд известных произведений, в том числе новеллу «Мужицька арихметика», включенную в школьную программу по литературе.

От газет до космоса

В 1924 году по улице Митрополита Василия Липковского (прежние названия: Большая, Игнатьевская, Январского восстания, Урицкого) пустили трамвай № 8 – местным жителям стало удобно добираться до университета и далее до Софийского собора.

Этим трамваем не раз ездил студент Политехнического института Сергей Королев. Обучение для него, не имеющего пролетарского происхождения, было платным, а денег не было. Юноша подрабатывал разносчиком газет. На рассвете, до начала занятий, спешил на Владимирскую, где в районе Оперного театра находились редакции периодических изданий, брал тяжелые сумки с утренними газетами, пахнущими свежей типографской краской, садился на 8-й трамвай и ехал на Соломенку, где раскладывал газеты подписчикам в почтовые ящики.
Правда, трамвай этого маршрута пользовался у киевлян недоброй славой. Случалось, переполненный вагон, взбираясь вверх по крутой трассе улицы Льва Толстого вдоль ограды Ботанического сада, срывался вниз, унося жизни пассажиров, вагоновожатого и кондуктора.
Соломенские робинзоны
Рассказывают, на Соломенке до войны проживал железнодорожник ростом около двух с половиной метров. Когда он шел по улице, его сопровождала толпа детей, кричавших: «Дядя Степа, достань воробушка». После смерти этого уникума гипсовый слепок его фигуры установили в анатомичке Киевского мединститута.

«Соломенка в те времена утопала в садах, – вспоминает ее тогдашний житель Микола Щербак, впоследствии известный зоолог, член-корреспондент Национальной академии наук. – Мы часто делали набеги за яблоками… Неподалеку от бани (в районе теперешней Соломенской площади) был пруд, куда мы ходили купаться… В ярах мы делали шашлыки из стреляных воробьев, пекли краденую на огородах картошку, иногда покупали в складчину в лавке Шапиро тарань (20 коп. за килограмм), чувствовали себя робинзонами».

Эти яры ждала невеселая участь – в довоенные годы их начали засыпать мусором. В результате на Соломенке возникла городская мусорная свалка, около которой крутились старьевщики и заготовители вторсырья.
Многоэтажки вместо усадеб
«Довоенная Соломенка еще сохраняла колорит старой слободки, – отмечает в мемуарах литературовед Анатолий Кончаковский, многолетний обитатель этой местности. – Расположенная за железнодорожной станцией Киев-Пассажирский, она разместила на своей обширной территории дома и усадьбы тружеников железнодорожного транспорта, а также, как правило, незатейливой архитектуры здания производственных цехов и мастерских, обслуживающих дорогу».
Вплоть до 1960-х годов на Соломенке сохранялась почти вся застройка конца XIX века. Начавшаяся масштабная реконструкция кардинально изменила вид местности – на месте прежних усадеб с цветущими палисадниками выросли 9-18 этажные здания. Но кое-где, впрочем, еще удается обнаружить следы старой исчезающей Соломенки.

#lossolomas #lossolomas_история

Комментарии: